Перейти в главное меню | на содержание | на следующую часть

V.

Новая попытка Свидригайла овладеть Каменцем.- Притензии Литвы на Подолию и возшествие на польский пристол Кязымира-- Каменец, в заклад у Бучацкого.- Неудачные осады Каменца в 1474 году Татарами, в в 1478 - Турками.- Неудавшееся нападение на Каменец волошского господаря Богдана.-Участие Папы в сооружении Каменецкой крепости.- Поражение Татар под Каменцем.- История внутреннего его устройства.- Привилегии королей, данные русским, Полякам и Армянам в городе живущим.- Права Жидов.- Новое поражение Татар и Турок под Каменцем.- Самонадеянность Поляков.- Уния и последствия ее.

По смерти Ягелло взошел на польский престол юный Владслав III, кончивший жизнь свою на 21 году в сражении с Турками под Варной. В царствование его Свидригайло пытался было еще раз добыть Каменец, но не имел успеха. По смерти Владислава, Литва вновь начала присваивать себе Подолию и Волынь. Это повело к новым беспорядкам, и брат Владислава Казимир, как великий князь литовский, в течении двух лет отказывался от польской короны; наконец, в 1447 году, благодаря истинной привязанности малопольских жителей к дому Ягеллов, получил ее и короновался в Кракове. С этой поры, в летописях не находим никаких особенно-замечательных событий в судьбе Каменца. Известно только, что он поступил и закладное владение наследников Федора Бучацкого, от коих в 1453 году, по повелению короля, был выкуплен и укреплен.
В 1474 году, Татары, под предводительством хама Айдара, пыта лись было взять Каменец, но не имели в том успеха, в чем. конечно, Каменец более обязан природной неприступности, чем заботливости польского правительства, которое хотя и посылало войска свои на защиту Подолии от набегов татарских, и хотя не раз орды были поражены войсками королевскими, но последствием битв этих, при неурядице внутреннего правления, были лишь бесчисленные могилы, коими усеяны поля Подолии, а жители ее не переставали страдать.
В 1476 году Турки пошли по стопам своих единоверцев и коварных друзей - Татар и, взяв Хотин, переправились через Днестр, с намерением захватить Каменец, но подоспевшие во время войска польские спасли город, который с этой поры более и более укреплялся и увеличивался, привлекая под защиту стен своих множество шляхты, добровольно жертвовавшей частью достояния своего на укрепление города.
Еще не успели бедные жители Каменца оправится от страха, внушенного им безпрестанными нападениями Татар и Турок, еще не забыли они ряд мсждуособных бранен между князьями литовскими и королями польскими, как новая гроза начала собираться над ними из-за днепровского края.
В 1500 году волошский господарь Богдан осадил Каменец, но воинственный гетман Николай Каменецкий не только отразил иападение и разбил войска государя, но принудил его самого к подданству. Захваченным же в плен 50 волошским боярам приказал, среди города, отрубить топором головы, в отмщение за подобнмйй поступок Богдана с Поляками, взятыми за несколько времени Волохами при Теребовле.
Эта блистательная победа еще более возвысила в глазах польского правительства значение Каменецкой крепости начавшей уже обращать на себя внимание даже и других государств.
В 1516 году Папа Лев, желая оказать защиту значительно увеличивавшемуся на счет благословения других наций католическому населению города, и сооруженным в нем храмах, определить даже часть собранной тогда милостыни на сооружение стен в Каменце. Не от этого ли обстоятельства и названа в последствии Каменецкая Крепость: Anlimurale Christianitas, и не этим лн следует обьяснить странность украшения башен крепостного замка папской тиарой, бискупскими шапками, жезлами, крестами, чашей и другими символами религии и духовной католической власти ?
В 1528 году была, кажется,, последняя замечательная битва под стенами Каменца, в которой, королевские ротмистры Яславский и Скрицкмй разбили отряд Татар. С этой поры, почти в течении ста лет, Каменец был свободен от вторжения Турок и Татар, что позволило Стефану Баторию еще более укрепить город и почти воссоздать крепость и замок, описанный нами в Ш главе.
Столь предположительный период безопасности со стороны внешних врагов дал Каменцу возможность укрепиться внутренно, украсить город приличными зданиями, развить торговлю и устроить управление, в чем, при разноплеменности жителей города - население коего составляли Русские, Армяне и Поляки, давно уже ощущалась особенная надобность.
Вот главнейшие памятники из отеческой заботливости :
В 1432 году Владислав II Ягелло подтвердия войту Каменецкому права магдебурские. Как очень часто между шляхтой старостами возникали споры, которые доходили даже до короля, то посему, для разбора сих дел, Сигизмунд 1, в 1518 году, принужден был назначить коммисию, составленную из примаса Яна Ласка, бискупа киевского Мацея Древикого, воеводы краковского Кристофа Шидловского и великого гетьмана коронного Николая Фарлея, которая, рассмотрев взаимные претензии шляхты и мещан, определила: чтобы мещане каменецкие от каждого воза клади, из Турции привезенной, давали старосте по одному камню: чтобы Жиды, по селам и деревням вокруг Камемца не перекупали живности; чтобы староста соблюдал справедливость между Волхами и мещанами, также как и между шляхтой; дабы поселяющиеся в городе и записывающиеся в мещанство свободно пользовались местными правами, наконец, чтобы мещане имели полную свободу рубить лес соседних имений, по силе давних прав и привилегий. Постановление коммисии король утвердил вполне.
В 1491 году Казимир IV, из рода Ягеллов, обращая внимание, что русские жители каменецкие, от незаботливости назначаемых от короны войтов, подвергаются притеснениям, жилища их тесны и обветшалы,- что это обстоятельство грозит даже вредом всему городу, повелел, дабы Русские, впредь до дальнейшего повеления, сами избирали себе войта из своего народа своей религии, с правом, в случае надобности, отрешать его от должности. Но в тоже время войт этот имел право судить Русских во всех делах на основании собственных их законов - "z prawem miecza". За тем Русские избавлены от всякого влияния воевод, кастельянов, старост и иных королеских урядников. Войт русский мог также приводить к присяге без возного. Его суду подлежали не только все Русские, живущие в пределах королевства, но даже и те, которые из-за границы приезжали.
Первым Русским каменецким войтом был некто Николай из Пястржиц.
В 1496 году Iоаyy Альбрехт, принимая в уважение, что Каменец, находясь на "pograniczu роganskiem", подтвержден большим несчастиям и нападкам неприятелей, милостиво подтвердил Армянам каменецким все прежние льготы, данные им от королей и князей, дозво лил им также судится собственным правом, посредством своих же войтов во всех делах, не обращаясь ни в какой земский или городовой суд (21).
_________________________
(21) Оригинал этой привилегии, писанный на пергамине, хранится в магистрате каменецком. Содержание ее такое: Johunies Albertus gratia Rex Poloniae.
Significamus tenore quibus expedit, universis praesentibus et futuris. Quomodo civitali nostra Cameneczenci que temporibus gravibus et formidine hostium proemitur, et lunquom in confinis Regniet in conspect u Poganorum site, gratiose prospitientes ad instanten Armenorum incolarmo Civitatis ejusdem Camenecensis petitionem, ut tom civitas quam ipsi in juribus suis a predecessoribus nostris Regibus, Principibus, Ducibus et dominis Regni Poloniae juste et legitimequomodocumque prefatis Armenis datis et concessis, no gratia ad idaccedentis conserventur. Illis quod potiantur, gaudeant et utifruantur. Nos itaque volentes Armenos prafatos in iisdem juribus eorum firmiter manuteneri et inviolabiliter observari quemadmodum ad antecessoribus in hactenus sunt tenti etconservari. Volumus etiam, ut ipsi Armeni coram Advocato eorum et non alibi, jure ipsorum, pro quibuscumque causis et rebus unicuique respondeant et illis convincantur. Si vero per quempiam ad quodcumque judicim Terestre vel Costrence evocati, seu quibuseorum de ipsorum jure evocatus fuerit, ex tunc illis minime respondere tenebuntur. in cujus rei testimonium Signetum Sandomiriae, feria tertia in vigilia Epiphaniae dni, Anno ejusdem Millesimo quadringentesimo nonagesimo sexto, Regni vero nostri Anno quarto.
Commissii propria
Regie Maiestatis sub signeta
_________________________
В 1502 году король Александр, на сейме в Кракове, подтвердил все привилегии Армян. Тоже сделал Сигизмунд I в 1507 году. а Сигизмунд Август в 1548 году на сейме в Пиотркове.
В 1543 году, согласно просьбе каменецких мещан, король Сигизмунд дал указ Влодку, старосте каменецкому, чтобы Турки и Волохи, занимающиеся торговлей, не ездили через город, чтобы шляхта, имеющая дома в Каменце, не уклонялась от платежа податей и исполнения домовых повинностей.
В 1548 году Сигизмунд Август, на сейме пиотрковского, оставил до времени все привилегии Казимира, данные Русским.
В 1552 году на краковском сейме, тот же король, сходно просьбе русского войта Назара Григоровича, на вечные времена освободил Русских от суда польских бурмис-тров и ратманов, что в прежних привилегиях не было с надлежащею точностью обьяснено. С неудовольствием приняли Поляки такую явную милость короля к Русским, почему, не взирая на помянутую привилегий, бурмистры и ратманы этого народа несильно подчинили Русских своему суду, что заставило, наконец, русского войта вновь обратиться с просьбой к королю, Вследствии чего, и 1557 году, на сейме варшавском, Сигизмунд Август повелел - за нарушение прав русских каменецких войтов, взыскивать с бурмистра и ратманов Каменца в штраф по 14 гривень. Не взнрая на эту меру, Поляки всеми средствами старались угнетать русское народонаселение. Однако Генрих Валуа, Стефан Баторий и Сигизмунд Ш все прежние привилегии их подтвердили, а последний повелел даже, чтобы апелляция на решение войта подавались только в суды ассессорские.
В 1552 году Армяне подали просьбу Сигизмунду Августу о даровании им, наравне с другими обывателями Каменца, отбывающими одинаковые повиммости и подати, прав в производстве торговли, варения пива, сицения меда и продажи всяких напитков, в чем того же года и получили, на сейме пиотрковском полное разрешение.
В 1553 году, тот же король, принимая в уважение бедность Каменца, служащего первым оплотом и первой твердыней королевстна-согласно определению краковского сейма, позволил всем обитателям его, как римского, так греческого и армянского -закона, производить торговлю всеми товарами, прогонять по всему королевству стада скота, без платежа пошлины и гильдий. Однакож мещане каменецкие, прикрываясь привилегией, не имели права транспортировать, под своим именем, чужие товары или прогонять стада под опасением потери товара и конфискации имущества.
В 1567 году, на сейме в Пиотркове, с утверждения короля, постановлено, чтобы сотники, ротмистры и коменданты города и замка каменецкого не занимали в домах Армян квартир ни для себя, ни для солдат, исключая военного времени, когда число войск змачительно умножится.
В 1574 году, Генрих Валуа подтвердил все прежние привилегии Армян, наказал старостам каменецким,. бурмистрам и ратманам, что бы они не привлекали Армян к своему суду, а предоставляли бы им судиттся собственными войтами и лавниками, с правом апелляции в суды ассессорские.
В 1576 году, Стефан Баторий, в числе прежних привилегий, предоставнл Армянам свободное право ежегодного избрания войта и 4 присяжных лавников. Этот же король подтвердил также общий местный обычай Каменца: бить и продавать по субботам мясо крупного и мелкого скота, а по понедельникам, вторникам, средам и четвергам бить и продавать мясо баранов, овец и коз.
В 1594 году, Сигизмунд III сравнял город Каменец в правах, привилегиях и вольностях с г.Львовом.
В 1604 году, во время бывшего в Каменце пожара, сгорела армянская ратуша. Король Сигизмунд ,согласно просьбе Армян, дозволил им выстроить новую, каменную, исключительно для помещения в ней собственного суда, освободив здание это от военного постоя.
В 1614 году Армяне построили собственными средствами каменную больницу для бедных, но не имея средств содержать ее, обратились к милости короля Сигизмумда III, который повелел, чтобы каждый Армянин, ведущий торговлю, при выезде из города, или при возвращении из Турции, платил по 3 польских гроша на больницу, чтобы каждый резник армянский платил для тойже надобности по 2 гроша от зарезанной им большой и один гр. от малой скотины, наконец, чтобы от каждой, провозимой через русскую браму фуры дров, бралось для тойже цели по одному полену. Милость, конечно, небольшая, ибо источник ее проведен из того же кармана, который следовало бы пополнить, но при скудности, в тогдашнюю пору, казны королевской, и эта мера заслуживает похвалу.
В1618 году, желая предупредить частые пожары, улучшить и на будущее время обеспечить от того город, тот же Сигизмунд повелел городовым властям побуждать богатых обывателей к постойке каменных домов, а бедных к продаже своих мест более зажиточному.
В 1633 году, Владислав IV, на коронном сейме уволил мещан каменецких от платежа пограничных пошлин за такое количество ввозимых и вывозимых товаров, стоимость коих не превышает 300 злотых. Однако, привилегия эта, по поводу возникших злоупотреблений в 1643 году отменена.
Жиды в ту пору не составляли еще особого народа в Каменце, так как с древних вре-мен им запрешемо было поселиться в этом городе. Уже в 1447 году каменецкий староста Павел Цемержинский объявил через возного приказ: чтобы ни один жид, даже прохожий не смел более 3 дней оставаться в Каменце, под опасением виселицы, а передерживающие их в домах владельцы подвергались взысканию 14 гривен штрафа.
В царствование Сигизмунда I в 1543 году, вследствие жалоб каменецких мещан, что жыды скупают по окрестным селениям всю живность, последовал королевским указ, воспрещающий жидам подобную торговлю под тяжким, за ослушание, наказанием,
В царствование Iоанна Казимира, во яремя местных смут, жиды ближайших местечек искали убежища в Камемце и, узнав приязнь тамошних людей, исходатайствовали себе от короля позволение жить и торговать в нем. Но по возникшим жалобам всех трех наций каменецких. король Iоанн Казимир принужден был рескриппт отменить, что последовало 15 сентя6ря 1654 года. С тем вместе повелено каменецкому старосте Николаю Потоцкому выгнать жидов из города под штрафом 1000 червонных. Не спешили, однанож, жидки с выступлением и в 1665 году последовал новый указ коммисии, назначенной для обслевдования причин упадка города, которым велено жидам немедленно из Каменца выйти и даже за городом, для продажи домов своих, не жить более 12 недель. Вскоре Каменец взят был Турками;но жидки не проиграли на этом, ибо издавна находились в связях с этими разрушителями Каменца. Уже в 1502 году султан Баязет писал королю Александру об отдачи жене жида Мошки, повешенного в Каменце за шпионство, оставшегося после него имения,
Пока Каменец, пользуясь столетним миром, малу по малу залечивал раны, полученные им в прежние бедственные годы, пока он, благодаря заботливости королей, укреплялся и украшался внутренно и наружно, с востока и юга начала собираться над ним туча татарских и турецких полчищ; но святая покровительница города, вняв общему усердному молению жителей, отвратила еще на некоторое время грозившие городу беды, и пламенные желания Татар взять Каменец в 1621 году и Турок в 1633 году не имели успеха. При чем последние, не взирая на то, что армия их была впятеро сильнее польской, имевшей, под начальством великого коронного гетвмана Станислава Конецпольского, только 11.000, разбиты наголову, в виду стен Каменца, и лишились охоты делать впредь набеги на. польские владения. С этой поры Поляки начали на самом деле думать, что Каменец, подобно Кодаку, есть такая твердыня, о которую разобьются усилия целого света. При таких понятиях. за стенами крепости его, они делались необходимо храбрыми, а особенности, когда неприятель 6ыл еще далеко, или вовсе его не было. С этого же времени на укрепление Каменца обращено еще большее внимание, и народное сословие обязало короля Владислава IV, при самом вступлении его на престол, силнее прежнего укрепить город. Однако, последующие события доказали Полякам, что для защиты мало одних стен, да пушек, а нужно еще единодушие и личная благоразумная храбрости, чего, как показывает история, часто у них не доставало.
Уния, возникшая в 1595 году по проискам Пап, с наружным смирением нещадивших крови христиан, для удовлетворения своих властолюбивых замыслов, была первыми семенами, брошенными на поле будущих войн казацких, послуживших, как известно к гибели Польши.
История Каменца тесно связана с событиями, возникшими от введения в Подолии и вообще Украине унии, а потому мы удержим несколько внимание наше на этом предмете.
Вскоре по обнародовании унии (22), повсеместно, куда только проникала эта ново-
_______________________
(22) По случаю этого замечательного события была выбита в Риме медаль, на которой с одной стороны представлено было поясное изображение Папы Климента VIII, а сдругой тот же Папа сидит на троне, а перед ним падающий ниц Россиянин; внизу же подпись: Rutheenic receptis 1598 года, т.е. на присоединение Россиян. См. Истории Мало-Россия соч. Бантышь-Каневского, часть 1, примечание 115.
_________________________
изобретенная религия, воздвигнуты гонения на благочетивых, как называли себя в то время православные. Так как поводом к притеснению их служила религия, то естественно, что православное духовенство первое испытало всевозможные обиды и поругания. Новопоставленные патриархом епископы, преследуемые почти на каждом шагу своего духовного пути правительством, издавна к вере греческой не расположенным, не смели являться к своим кафедрам, которые заняты были униатскими архиереями. Священники же, непринявшые унии, подвергались всевозможным истязаниям, и не только лишались мест и прав своих, но часто даже самой жизни. Подобным образом было поступаемо и с русским дворянством, не преклонившимся пред непогрешимой святостью Папы и пребывавшим в православии, Их подвергали публичным оскорблениям, не допускали к общественным должностям, заключали в темницы, лишали прав состояния и нередко жизни. Последствием таким срашных гонений было, между прочим, то нещасное явление, что многие из дворян, для сохранений жизни самой и для мирских выгод, пожертвовали религиозными убеждениями, приняли уиию, и в свою очередь сделались гонителями прежних своих собратий. Можно судить после этого, какова была участь меньшей братии нашей - поселить, держащихся веры предков своих. Проповедники унии часто затруднялись в придумывании способов глумления над ними. Их бесчеловечно мучили, терзали и нередко даже употребляли в работы, приличные скотам. Римское духовенство разезжало по селениям Малоросси для понуждения к униатству, запрягала в свои длинные повозки по 12 и более челсвек, для прислуги же брало красивейших девиц (23).
Преследуя благочестивых, униаты и сотрудники их католики не пощадили даже храмов господних, коих незадолго перед тем первое из них сами приносили бескровную жертву. Церкви были заперты, или, большего поругания отдавались в аренду жидам (24), которые брали за каждое служение от 1 до 5 талеров, а за крещение
_________________________
(23) См. историческое известие об унии. Соч. Бантыш-Каменского. Москва, 1795 года.
(24) См. Памятники древних актов. Киев, 1845 года.
_________________________
и похороны от 1 до 5 злотых; иногда же храмы обращались в питейные дома. От этого много людей родилось, жило и умерло без соблюдения установленных нашей Церковью треб. и таинств.
Евреи и Татары, жившие в Польше, пользовались полной свободой богослужения, между тем как благочестивые христьяне, даже и в таких епархиях, которые унии не приняли, не смели публично совершать крестных ходов, ни даже провожать тела умерших, или собираться для богослужения. Таким образом Сигизмунд Ш обратил до двух миллионов (25) Русских или к унии или к латинскому обряду.
Наконец, на сейме 1396 года постановлено поголовное истребление Козаков - этих лучших воинов, коими болезненная Польша только и держалась.
Русские сановники, движимые духом благочестия и сострадания к бедным стоив собратьям, неоднократно представляли королям и сеймам жалобы, в которых подробно изображали бедственное состояние православного русского народа, угнетаемого униатами. Даже благоразумейшие из Поляков, сознавая всю неправду поступков своего духовенства советовали удерживаться от неумеренной ревности в распространении унии, доходившей до того, например у Иосфата Кунцезвча, архиепископа Полоцкого, поплатившегося жизнью (26), что он советовал даже изгнать из отечества всех Русских не униа тов, подобно тому, как сделал некогда то Филипп Ш с Маврами, а между тем не униатов, предназначавшихся к изгнанию, было 400.000 !
_________________________
(25) История государства польского. Соч. Бантке, часть II. С.-Петербург, 1830 год. Известие об унии, Бантыш-Каменского.
(26) Дорого заплатили Русские за этот необдуманный поступок витебской черни. Гонение на них воздвигнуто было повсеместно в ужасающих размерах. Сам Папа Урбань VIII, в письме своем к Сигизмунду, попросил не щадить ни огня ни меча для поражения еретиков. Ferro igitur atque igne abstinere Rex potontissime non debes sentiat haeresis non deesse eruentis sceleribus supplicia.-Униаты причислили Кунцевича к святым Римской Церкви, и вместо мощей его показывают в городе Белой статую, сделанную из воска. См. Историю об Унии, стр.85. Энгель, стр.123.
_________________________
Не взирая на все это, жалобы и протесты или вовсе отвергались, или принимались с холодностью и отлагались для разбора на следующих сеймах. Сановники, осмелившиеся защищать истину, попадали в немилости, как это постигло знаменитого н первого поборника православия, киевского воеводу князя -Острожского (27); другие теряли свое звание и нередко даже предавались казне, как государственные изменники и бунтовщики. Так гетман Косинскмй, за протест против введения унии, в 1595 году, обманом был приглашен в Брест-Литовский, а там схвачен и замурован при одном кляшторе в каменнаш столб. Гетман же Наливайко, будучи подобным коварным образом приглашен в Варшаву, под предлогом присут ствования на сейме, по прибытии туда, сперва был брошен в тюрьму, а потом бесчеловечно на площади, в расскаленном медном баке, вместе с полковниками: Лободою, Мазепою и Кизимом, сожжен; а гетьману Павлюку, также взятому в плен обманом, живому содрали с головы кожу, набили ее мякиной и выставили на сваи в Чигирине, в 1597 году.
С несчастным же гетьманом Остраницей и тридцатью семью первейшими Малороссиянами, предательски захваченными не в пылу битвы и не с оружием в руках, а в стенах Каневского монастыря, среди молите, мстительные Поляки поступили еще бесчеловечнее. Гетвмам Остраница, генеральный обозный Сурмила и полковники Недрыгайло, Боюн и Рындыч, после тщетном и неуместной попытки римского духовенства - обратить их и других в католицизм, были колесованы: им переломали сначала руки и ноги потом медленно тя нули из них по колесам жилы до самой кончины. Полковники: Гайдаревский, Бушрам, Запалый и обозные: Кизим и Сучевский пробиты железными спицами насквозь и подняты живые на сваи. Ессаулы: Постылич, Гарунь, Сутяга, Недобай, Харкевич, Чудак, Чурай и сотники: Чупрына, Околович, Сокальский, Мирович и Ворожбит прибиты гвоздями к доскам, облиты смолою и сожжены. Хорунжие: Могилянский, Загреба, Скрибило, Ахтырка, Потурай, Бурлей и Загнидеба растерзаны железными лапами. Остальные старшины четвертованы.
_________________________
(27) См. Киевлянин, 1840г.
_________________________
Такие и подобные им зверские и бесчеловечные поступки властей польских с поборниками православия и защитниками народа русскоого, естественно привели благочестивых к тому страшному ожесточению и к той непреодолимой жажде мести, которые угашаются только кровью врагов. Обе Украины - южная и западная, находи- лись именно в таком раздраженном и оскорбленном состоянии, когда, для спасения этого несчастного края и для наказания надменности и клятвопреступности Поляков, явился Богдан Хмельницкий.