Перейти в главное меню | на содержание | на следующую часть

IV.

Основание Каменца.-Каменец в составе Галицкого княжества.- Осада Каменца половецким ханом Котяном и союзниками.- Взятие его великим князем Ярославом Всеволодовичем.- Разорение Каменца Батыем.- Каменец попадает под власть великих князей литовских.- Правление в Подолии и в особенности в Каменце князей Кориатовичей.- Взятие Каменца Ольгердом.- Состояние православия в Подолии во времена владычества ею князей литовских.- Каменец переходит во власть короля польского Ягеллы (Владислава II).- Ягелло отдает его Витвту.- Князь Федор Кориатович захватывает Каменец и вновь теряет его.-Витовт уступает Каменец Ягелле, но потом вновь получат его.- Свидригайло делается великим князем литовским, но лишившись Каменца, оскорбляет короля, начинает с ним войну и теряет все княжество, а Каменец и Подолия, при правлениии Сигизмунда, переходят под власть Польши.

Основание Каменца теряется в отдаленной древности. По крайней мере никто из летописцев не говорит положительно о времени его заложения, хотя все соглашаются, что он принадлежит к небольшому числу древних городов Подолии. Сказание Стрийковского о том, что князья Кориатовичи, занимаясь однажды охотою, случайно пришли на место, где лежит ныне Каменец, и пленившись положением, построили город,- не больше как сказка; ибо Каменец упоминается летописцами еще в XII веке, хотя нельзя сомневаться в том, что он основан еще раньше.
Не имеет также никакого достоверного основания приурочивание к тому месту, на котором существовал древний город Клепидава, или Петродава, заложеный Даками недалеко отр. Днестра, в пределах нынешней Подольской губернии, хотя предположение это все же более правдоподобно, чем сказка Стрийского; по крайней мере показаное на древних картах, составленных по Птоломею, место нахождения Клепидавы неслишком рознится от местонахождения нынешнего Каменца; но с другой стороны, положительно известно, что в древности существовало несколько городов, в недалеком от нынешнего Каменца расстоянии , из коих многие давно исчезли, не оставив даже истории своего имени. Если же мы будем идти путем одних догадок, то, пожалуй, основываясь на древнем названии одного из принадлежащих Каменцу источников - Гунской кринице, дойдем до времен Аттилы, пребывание коего в этих местах также несомненно.
В древней летописи Политика, принадлежавшей Шлецеру, в числе градов Польских, Каменец показан первым, так: ''А се городы польские: Каменец с городы - Ловец, Бряслав, Соколец, Звенигород, Черкасы; Чермень - новый город, Веница, Скала, Бонота(14).
Нельзя также сомневаться и в том, что Каменей получил если не основаиме, то по крайней мере имя от Русских; будучи заложен на небольшой голой каменист скале, он весьма характеристически назван Каменцем, что на языке Малороссиян значит небольшой камень. Может быть, что первыми жильцами Каменца были и не Русские (т.е. Украинцы), а римские изгнанники, селившиеся, как известно, в приднепровских местнстях Молдавии и Бессарабии, но все же название - Каменец происхождения чисто русского.
В XII веке Каменец входил в состав княжестаа Галицкого.
В 119б году князья Мстислав Мстисланович (сын Мстислава Храброго) и Владимир галицкий, сражаясь с князем волынским Ростиславом Мстиславоввчем, пленили много людей н окрестнстях Каменца, который, спустя 24 года, именно в 1220 г., принадлежал уже Данилу Романовичу.
В 1199 году Каменец был осажден союзными силами Котяна, хана половецкого, князей: черниговского, северского, пинского и туровского и венгерского королевича Андрияна, но благодаря, с одной стороны, неприступной позиции, с другой, ловкой политике князя Данила Романовича, успевшего склонить на свою сторону Котяна, осада не удалась и союзники со стыдом отступили от города.
Между тем в исходе 1239 года, Литва, пользуясь враждой великих князей Ярослава владимирского и Михаила черниговского, и нашестнием на Русь полчищ татарских, напала на области смоленские и произвела в них большие опустошения. Тогда великий князь Ярослав Всеволодович владимирский, пройдя через область московскую к Смоленску, разбив Литву, пленил князя их и отобрал как смолян, так и всю военную добычу, направился к городу Изьяслава - Каменцу, который и взял приступом. Находившийся в это время в Каменце князь, Михаил Всеволодович Чермный-черниговский, едва спасся бегством, а супруга его взята в плен, но по ходатайству кня-зя Данила Романовича галицкого возвращена своему мужу.
В 1240 году князь Михаил черниговский жил в Киеве, и как в то время там не было никого старше и значительнее его, то он и пользовался правами и почестями великокняжескими. Между тем военачальник Батыя, Менгу-Хан потребовал сдачи города. Князь Михаил отказав ему отправился вслед за сыном своим Ростиславом из Утры просить помощи. Татары бросились в погоню за князем, но безуспешно. Разгневанней Батый, всею силою орды своей, напал на Киев и взял его. После чего разведав, что князья Дамило Романович галицкий и Михаил черниговский собирают силы, для сопротивления ему, оставив в Киеве воеводу своего, пошел по дороге на Владимир-Волынский, взял город Коловяжен, избив в нем всех християн, потом напал на принадлежавший в то время князю Изяславу Мстислааовичу Каменец, разбил стены его пороками (15), жителей, не различая пола и возраста, предал смерти, или увел в плен, а город превратил в груду развалин. С этой поры Подолия, подобно другим областям русским, делается жертвою Татар, почти в продолжении 110 лет. В течении этого периода, несчастный Каменец, с горстью жителей, возвратившихся на свои пепелища, не раз подвергался набегам и раазорениям.
Опустошение Подолии татарами было роковым предвестием скорого падения всего галицкого княжества. И действительно, около 1331 года, великий князь литовский Гедимин, все подольские горо да от Червоно-города до Каменца подчинил Литве (16), поручив внукам своим Юрию, Александру, Константину и Федору Кориатовичам
_________________________
(15)стенобитное орудие, которое, до изобретения огнестрельного оружия, заменяло нынешнюю осадную артилерию.
(16) Доказательством владычества литовских князей в Подолии служит грамота Александра Кориотовича от 17 марта 1375 года Подлинник ее, писанный на пергамине, в архиве бывшего доминиканского монастыря в Смотриче. Вот слова грамоты:
"Во имя отца и сына и св. Духа аминь. Мы князь литовский, князь Александр Кориатович, божей милостью князь и господарь подольской земли, чиним ведомо своим листом всякому доброму, ктож на сей лист посмотрит, штож был брат наш князь Юрий Кориатович придал Млин к церкви к матце Божей оу Смотричи, то и мы князь Александр подтверждаем того своим листом. Дали осьмо на веки той Млин и место оу Млина кцеркви и тем мнихом казательного закону; а кого коли исправлют людей к себе оу том месте оу Млина, тые люди дали осьмо им совсем правом; альто штож коли все Боже и земляне будут городтвердиты, тогда тые люди також имеют твердиты город Смотрич; иж то штож коли все земляне имуть дань оу Татор, то серебро имеют також тые люди дати. А по Млину граница горе Смотричом до мосту, а долове Смотричом што дубрава межи Ходорновым селом, тое дубравы половина к Млину, а в поле, где себе прозоруют нивы, то их имеют прислушати, а в сведцы на то: Гришко пан староста подольский, смотрицкий воевода Рогожка, Прокоп Синенко Карабчиевский; а писал листа оу Смотричи после нарожения Божия лета 1375, нашего лета мца марта 17 дня оу день стго Алексея Человека Божия".
(17) Бакота ныне небольшое селение ушицкого уезда подольской губернии.- Смотрич и Хмельник считаются заштатными городами, из коих первый, не имеет особенного городового управления.- Меджибож местечко проскуровского уезда, а Виница уездный город подольской губернии.
_________________________
искать себе владений, что и было ими исполнено. Князья же Кориатовичи возобновили и укрепили прежние города Галиции и Подолии: Теребовль, Скалу, Бакоту и Каменец, а Смотрич, Меджибож, Хмельник, Винницу (17) и другие города построили. Между тем Татары продолжали опустошать Подолию и в 1351 году произвели на нее всеобщее нападение, но быв страшно поражены преемником Гедимина, великим князем Ольгердом, под Синими водами,- навсегда потеряли права свои на этот несчастный край, который, после тяжкого 110 летнего ига, под кротким и благоразумным правлением Кориатовичей, начал быстро заживлять раны свои.
Скоро однакож Юрию Волохи предложили у себя господарство-Александр был вызван в Новогрудок для принятия удела отца своего, а Федор, по смерти четвертого брата Константина, сделался единственным правителем Подолии, распространив владения свои от Брацлава до Покутины (18). Обширность владений внушила Кориато- вичу мысль отложиться от своего дяди, а чтобы легче достигнуть этого, он отдался под покровительство Людовика Венгерского, который не замедлил прислать в Подолию многочисленное войско.
Ольгерд, узнав об измение своего пленника, в том же 1351 году явился в Подолию, взял все укрепленные города: Орацлав, Соколец, Смотрич и Каменец бывшего в этом последнем городе наместника князя Федора заключил в темницу, а Волохам отрубил головы. Нет сомнения, что разгневанный дядя не пощадил бы племянника своего, но тот благовременно, захватив все сокровища, бежал в Венгрию. Таким случаем Подолия присоединилась к Литве и Ольгерд посадил в Каменец воеводой Петра Гастольда, женатого на дочери богатого подольского боярина Бучацкого, представив, однакож, в последствии высшую княжескую власть в Подолии племяннику своему Александру, который дал жителям Каменца разные привилегии, изложенные в грамоте 7 ноября 1374 года (19).
_________________________
(18) Брацлав уездный город подольской губернии. Покутина - нынешняя Буковина.
(19)Stanislaus Augustus Del gratia Rex Poloniae, Magnus Dux Lihtyaniae, Russlae, Vfsoviae, Samogitiae, Kijovlae, Volhyniae, Podoliae, Podiachiae, Livoniae, Smolensciea, Severiae, et Chernichviae.
Significamus praesentibus ilteris Nostris. quorum interest, universis et singulis. Reperiri generali in archivo Metrices Regni librum vulgo intitulatum: transupta literatur Palatinatus Podoliae in conventu Regni generali anno 1564 Varsaviae celebrato per incolas ejusdem Palatinatus productarum, in eoque contineri sub die nona februarii, folio 44, privilegium a civibus Camenecensibus exhibitum tenoris sequentis: Kto na ten list wejrzy jzesmy przyzwaly k sobie mlezcany do Kamienieckiego miasta, a miedzy Muxa y Bohowocza od Tarnawzkiey drogi asz od Korowi ziemle, az Dniestru dalismy k miastu tamim wymlerzie, y dalismy rzeki brzeg Nistru od ujscia Muxe az do ujscia Bokowice. A jeczee krom tego dalismy k miastu pastwy wygon od miejskiey krynice do Muxe, a Muxe doem do xlezich nizo. A kiedy wola wysiedza mieszcanie, maja dawae od lanow po dwadziescia groszy szerokish platu. A sadzle sie im przed swem prawem, przed swemi raicami, a woiewodzie nie trzeba sie w to wstrepowat nic. Jesli bedzie ktory bojarzin albo sluzebnik Kniazi albo ziemianin uczyni ktora wine w miescie, y z tej winy dostoien bedzie smierci mierci mieszcanow, niekarzac, go w kslazece karanie na zamek, niechajze sam Kniaz karze swoie ludzie.jesli bedzie kniasz zemianin albo dworzanin, miec beda sad z mieszaninem, tedy sadzik woiewodzie z woitem; i bedzieti winowal kniasz dworzanin albo ziemianin, niechaj ze wojewoda bierze wine na kniazich judzlach, jesli bedzle mieszcanin winowat trzecla czesc winy, a dwie czesci winy to Kniaz dale ku miastu na pomoc.A jatki sukienne i kramne i szewcze i chlebne, rzeznicze i laznia, to Kniaz odpuscil k miastu, co przyidzie kolwiek pieniedzy z tego, to miastu nalezec ma. Mieszeanom vjcnie miasto dla siebie, jesliby mieszcanie nie chcteli budowac miasta temi pienedzmi, tedy te pienladze od mieszcan zac maja bys dane Kniazlowi w skarb. A cokolwlek sle po grzechu, czezo Boze niedai, az ktory czlowiek Bozym przepuszceniem umrze i z domen wszystek i z zona, woltowi i mieszcanjm dzierzac ten dom rok i szese niedziel, a nic z tego domu nie ruszac, az sie najdzie przirodni jakis iegoplevienia. Za tem rok i za szesc niedziei, jesli sie nie najdzie nikt jego pokolenia, tedy ten dom dac Kniaziu, to na jego woli bedzie, kogo zechce,jego w ten dom posadzi. A wysledziawszy wola dwadziescia lat, mieszcanie maja dawac plat, a woit i mieszcanie maja mnie Kniazia spyiac i byc spryiac i byc sprawiedliwemi i wienemi, a z wojewoda i boiary i z dworzany bycz nami wespol przy zlym i przy dobrym i maja byc pomocnicy i uczynkiem i slowem i przyiaznia i moca i rada bez wszelakiej chitrosci. Pisan ten list na zamku w Kamencu 1374 od Djzego Narodzenia mieiaca Lutego 7 dnia w dzen S. jana Krzciciela. Jacobus Chaczinski consul camenecensis accepit literas superins scriptas.
Quod ejusmodi Privilegium, prout in praefato libro continetur. Nos rescribi et Parti requirenti authentice extradi permisimus. In quorum fidem Sigilium Regni praesehtis est appressum. Datum Varsaviae decima octava Mensis novembris Anno Domini milisimo septingentesimo octuogesimo. Regni vero nostridecimo septimo.

Antt. Okecki E.P. Relatio Jiirmi Excelmi et Rdn. Dui Antonii
S.R.Canc:             Onupliril de Okecie
L.S.                            Okecki.
                              Eppi Posnanen et Varsaviae supraemi
Regni Cancellaril
          Joannes Slominski M.R.
   Praefectus S.R. Mtis
Secretarius

Privilegium civitatis Camenecen, in revisione literarum Anno 1564 exhibitum.

Оригинал этой грамоты хранится в числе прежних актов в государственном архиве. в делах же магистрата каменецкого находится только извлечение из писанного в 1780г., за подписом канцлера Океицкого.
_________________________
С этой поры Подолия а с нею и Каменец, в течении 102 лет принадлежали князьям литовским, хотя Польша во все это времяне оставляет видов своих на Подолию, основывая домогательства свои на мнимых правах, которые передал Людовику Венгерскому изменивший Ольгерду Федор Кориатович. Права эти Ядвигою, как наследницей Людовика, перенесены были на своего мужа Ягелла. Под владычеством литовских князей Подолия забыла на некоторое время несчастия, причиненные ей игом татарским. При князьях этих начали возникать в ней новые города и населения. Ожил дух народа, а с этим вместе ожила гражданская деятельность его. Самая вера православная нашла себе ревностных покровителей в этих князьях. Кориатовичи были христиане- греческого закона, они до того простирали ревность к православию, что когда Казимир Великий одному из них, именно Константину, предложил после себя корону с тем, чтобы он перешел в латинскую веруб Константин, не желая сделаться отступником, отверг лестное для себя предложение польского короля (20). Ольгерд хотя был язычником, но по своим родственным связям с русскими князьями не только не преследовал православной веры, но даже уважал ее. Сын же его Свидригайло, по словам Длугоша, даже из латинской веры перешел в греческую. Вообще должно заметить, что при князьях литовских как во всей Подолии, так и в Каменце православная вера была господствующей. К этому времени и относится построение тех многих православных церквей Каменца, которые существовали в нем, не взирая на последующие неблагоприятные события, даже до раззорения города Турками. Если же польские летописцы и говорят, что в половине XIV столетия явилось в Каменце католическое епископство, основанное по велению Людовика Венгерского, то судя по разногласным показаниям их относительно времени этого события, должно думать, что учреждение католического епскопства относится к позднейшему времени, именно, когда уже Польша начала приобретать некоторое влияние на Подолию. Впрочем, первые каменецкие епископы, по свидетельству тех летописцев, были не что иное, как суффраганы, или викарии епископов краковских, и, по крайней мере до присоединения
_________________________
Извлечение это приведено нами выше, и заимствовано из сочинения Пшездецкого.
(20) Стрыйковский, стр.446.
_________________________
Подолии к Польше, не имели и не могли иметь к ней, как стране православной, ни одного подвластного себе костела.
В 1386 году великий князь литовский Ягелло, женясь на пятнадцатилетней дочери короля Людовика Ядвиге и вступав, под именем Владислава II, на престол польский, отдал Подолию брату своему Витовту.
В 1395 году князь Федор Кориатоаич II-й, не желая потерять права свои на эту страну, затерся сперва в Брацлаве, а потом, увидев невозможносто выдержать в нем, по слабости укрепления, осаду, перешел в Каменец, где, подкрепленный Волками и надеясь на недоступность крепости, храбро защищался. Но вследствие возникшего между Подольцами и Волохами несогласия, разбит, захвачен в плен и отправлен в Вильну. Наместник Федора Ностиц изгнан, а Каменец вместе с Подолиею обращены в литовскую область и поручены управлению великокняжеских наместников.
В следующем 1396 году честолюбивая Ядвига, боясь усиления власти Литовцев в Подолии, и считая страну эту некоторым образом наследственною для себя, по причинам, о которых мы сказали уже выше, настояла над королем, чтобы он отобрал у брата своего Витовта Подолню с замками: Каменцем, Смотричем и Червоно-городом. Витовт согласился на требование короля, но с тем, чтобы он возвратил ему 46.000 злотых, употребленных на издержки при отражении Татар. В казне Ядвиги на было такой суммы денег и потому король занял их у воеводы краковского, отдав ему, в обеспечение платежа, четыре подольских замка, а в числе их и Каменец. Недовольная сделкой этой, Ядвига заставила короля отдать краковскому воеводе, в замен замков, Силсезкие земли, что и было исполно. С этого времени Камемвц, в течении нескольких лет, находился под управлением королевских воевод и старост.
В 1401 году король Владислав II Ягелло назначил в наместники Подолии брата своего Свидригайла, но этот беспокойный князь, забыв родственные отношения к королю и увлекаемый властолюбием, соединясь с крестоносцами, поднял оружие против собственного отечества, но, будучи разбит, долго скитался без власти и славы,пока наконец братолюбивый Ягелло не сжалился над ним и не отдал ему Подолию в ленное владение. Этот снисходительный поступок короля и брата не удовлетворил беспокойного Свидригайла, и он снова перешел на сторону крестоносцев. Тогда справедливо раздраженный король отнял у него Подолию и Каменец, который сильно укрепив, поручил управлению Петра Шафранца.
В 1402 году Витовт вновь принял Подолию под свою защиту и управление, но по смерти его, в 1430 году, Свидригайло достиг наконец великокняжества литовского, и скоро заплатил черной неблагодарностью королю за многократное братское снисхождение его. Несчастный король был схвачем им и заключен в тюрьму. Свита его окружена толпой вооруженных Литовцев, которые не только с ней, но и с самим королем обходились крайне грубо и жестоко. Этот поступок повел к междоусобным войнам, причинившим краю много вреда.
Немедленно по смерти Витовта, имевшего поместья в Подолии, некоторые из польских вельмож, именно: Павел, епископ каменецкий, Григорий Кердей, братья Бучацкие м многие другие, собрав своих людей, прибыли к Каменцу и, пригласив в свой стан хитростию городского старосту Довгерда, взяли его под стражу, а замок Каменецкнй объявили принадлежащим королю. Узнав об этом событии Свидригайло пришел в такую ярость, что тот час же бросился в покои Короля, прибывшего в Виль-но, собственно для совершения обряда возведения Свияригайла на великокняжеский литовский престол, и осыпав оранью и угрозами, схватил за бороду. Много труда стоило приближенным прекратить эту родственно-царскую ссору. Свидригайло успокоился только тогда, когда положено было оставить Каменец во временном его владении, впредь до разбора прав Польши на Подолию. Оставляя Вильну, Король послал к Михаилу бучацкому повеление немедленно сдать Камемец и всю Подолию командированному Свидригайлом русскому воеводе Николаю Баб. Вместе с Бабой был отправлен в Каменец, Тарлсо Заклика, слуге которого придворные короля тайно вручили большую восковую свечу для передачи ее Бучацкому; немедленно по приезде в Каменец, поручив сказать: "что если, ему Бучацкому, нужно что-нибудь найти и если он не хочет обмануться, то пусть посветит этой свечой". Слуга с религиозной набожностью исполнил данное ему поручение, не подозревая в нем никаких хитростей, но Бучацкий, поняв тайное значение подарка, разломал свечу и, найдя в ней записку:
"Что хотя король отправляет Тарлу с повелением отдать Литовцам Каменец; но это делает не по доброй воле, а из опасения попасть в тюрьму, за тем для отвращения очевидного вреда короне польской, не следует исполнять повеления, а напротив, нужно взять под стражу Тарлу и князя Бабу, самому же быть осторожным",- Поступил сообразно этому наставлению.
Тогда Свидригайло обратился к оружию, и пригласив Александра, воеводу волошского, огнем и мечом опустошил окрестности каменецкие. С этой поры вражда между Литвой и Польшею еще более усилилась. Интригам и заговорам не было ни меры, ни конца.
В 1433 году король Владислав отнял, наконец, у Свидригайла все литовское княжество и посадил на его место брата, стародубскогоа князя Сигизмунда, обязавшегося уступить Подолию с Каменцем Польше.